Блог издательства Delibri

Идеи, опыт, вдохновение и мастерство
Рубрика: Продвижение

Кармен сбросила маску: испанские страсти новейшей литературной мистификации, или почему важен литературный брендинг


Испанская писательница Кармен Мола стала популярной стремительно и неукротимо. Первый роман был опубликован всего три года назад.
Как ей это удалось и можно ли повторить её успех с помощью очередной мистификации? Разбираем кейс по продвижению для всех начинающих и маститых авторов.

«Кармен Крутая»

Кармен Мола переводится примерно как «Кармен Крутая». Из-под её пера вышла трилогия: «Цыганская невеста» (2018), «Пурпурная сеть» (2019) и «Младенец» (2020). На русский язык ни одно из произведений Кармен Молы до сих пор не переведено.

Во всех романах трилогии главной героиней является детектив Елена Бланко. Это «странная и одинокая женщина, которая обожает граппу, караоке, классические авто и секс в SUV». Именно так характеризует её издатель Penguin Random House. Помимо этого у Кармен в 2020 году выходит роман «Девочка».
Последний в том же году и был включён в реестр рекомендованной феминистской литературы Института женщин Испании. В 2021 году вышел в свет (ещё неоконченный) роман, а именно исторический триллер «Зверь». Действие произведения разворачивается во время эпидемии холеры в Мадриде в 1834 году (параллели с днём нынешним?).

Престижная премия

За это недописанное до точки произведение Кармен Мола была удостоена литературной премии «Планета». На церемонии её вручения присутствовала даже испанская августейшая чета. К этому моменту публика имела минимум информации об авторе. Кармен Мола была представлена как преподаватель, в свободное время занимающаяся литературным творчеством и достигшая в этом невероятных успехов. Жуткие кровавые истории (триллеры с элементами исторического романа и жестокими сценами) — вот её амплуа.

Мола давала немногочисленные интервью, рассказывая, что творит под псевдонимом, живет в Мадриде, у нее трое детей, а анонимность понадобилась из-за нежелания огласки (вполне понятная мотивация скрыть своё подлинное имя под завесой, если ты добропорядочная женщина, окруженная детьми).
У писательницы есть собственный сайт и литературный агент. В её профиле вместо фото автора изображена женщина, стоящая к камере спиной. Как-то в интервью Мария Фасце в Zenda Кармен отмечала, что важен роман, а не то, кто его написал.

Каминг-аут

И вот кульминационный торжественный момент 17 октября 2021 года. На сцену для вручения награды поднимается… нет, не известная писательница, а… трое мужчин: Агустин Мартинес, Хорхе Диас и Антонио Мерсеро. Они заявляют о себе как о настоящих авторах «Зверя» (было также объявлено, что книга появится на полках уже в ноябре).

Тройка соавторов известна как сценаристы, так что писательское ремесло для них родная стихия.
Мерсеро — признанный профессионал в этой области. Вместе с Диасом он работал над созданием сериала «Центральная больница». В Испании он выходил на протяжении 12 лет. Мартинес также известен в качестве сценариста нескольких фильмов.

Псевдоним давал совершенно определенные выгоды, однако, по признанию мужчин, они «устали врать» и решили раскрыть заговор. Хорхе Диас в интервью говорил об удобстве такой игры, о том, что критика «не задевает тебя так сильно».

Фернандес также в интервью признался, что троице авторов было в общем-то всё равно, что они стоят за успешным образом и псевдонимом. После своеобразного каминг-аута «игра в Кармен» была воспринята в испанском обществе неоднозначно.

Так, экс-директор Института женщин Испании Беатрис Гимено охарактеризовала мужчин как мошенников, заявив, что они создали фейковую личность для введения в заблуждение читателей и журналистов.

Для чего?

Итак, трое мужчин благодаря, надо полагать, познаниям и навыкам в PR смогли создать и раскрутить таинственный образ автора, чьи книги расходились тиражами в 250 тысяч экземпляров, — для нашего времени, когда сетевая литература уверенно вытесняет старое доброе бумажное книгоиздание, это несомненный успех. Нужно полагать, что «кровавые ужастики» они не хотели публиковать под своими подлинными именами из-за боязни нанести удар по репутации — общество восприняло бы их как неких «маньяков».

Их признание, вероятно, также PR-ход, хотя, может быть, продиктован он и другими соображениями (к престижной литературной премии прилагался чек в один миллион евро). А может быть и так: троица исписалась, испила свою чашу славы (и материального достатка) до дна и решила «завязать».

А если бы не решила?

Думается, в этом случае Кармен Молу ждала бы довольно долгая и успешная литературная жизнь.

Подобные примеры из истории

Наверное, лишь знатоки литературы знают сегодня о замечательном русском писателе «Матвее Комарове». А ведь он в своё время блистал — его литературная слава взошла в конце XVIII века, не меркла на протяжении всего XIX столетия, а последний раз его издали в «боевом» 1918 году.

Итак, в 1782 году в Российской империи выходит «Повесть о приключении английского милорда Георга и о бранденбургской маркграфине Фридерике Луизе» — авантюрный роман, как сказали бы сейчас. За всю свою литературную карьеру «Комаров» выпустил несколько десятков произведений подобного рода. А вот о самой личности писателя сведения до крайности скудны, что позволяет предполагать некую мистификацию, творчество «литературных негров» под раскрученным псевдонимом, то есть «комаровцы» в этом плане, возможно, опередили своё время.

В первом предисловии к «Милорду» говорится, что Комаров — «житель города Москвы», с большой вероятностью мещанин и занимается литературой не для того, чтобы прославиться, а чтобы «оказать услугу обществу».

Таким образом, в «Комарове» вполне можно предполагать предтечу Кармен Молы.
О популярности первого есть такая анекдотичная история. Лев Николаевич Толстой спрашивал:

— Кто самый известный русский писатель?
И услышав ответ: «Лев Толстой», — он в свою очередь отвечал:
— Нет. Матвей Комаров.

Удостоился «Комаров» внимания и Николая Александровича Некрасова
в его поэме «Кому на Руси жить хорошо»:

Эх! эх! придёт ли времечко,
Когда (приди, желанное!..)
Дадут понять крестьянину,
Что розь портрет портретику,
Что книга книге розь?
Когда мужик не Блюхера
И не милорда глупого —
Белинского и Гоголя
С базара понесёт?

«Глупый милорд» — не что иное, как вышеназванное сочинение Матвея Комарова.
Приведённые примеры (и современный, и давний) подчеркивают важность работы над брендом автора, писателя, что в первую очередь подразумевает завоевание известности и даже славы. Это создание устойчивой ассоциации, как, например, «Дарья Донцова — иронический детектив», «Стивен Кинг — король ужасов» и т. п.

Как работать с писательским неймингом?

  1. Брендинг автора. Данный процесс отнюдь не стихийный. Конечно, может быть, повезёт, и писатель в одночасье завоюет читательские сердца. Но полагаться на это не стоит. Необходима кропотливая работа.
    Прежде всего над псевдонимом. Выше мы видели примеры. Это и яркая, звучная, привлекающая внимание «Крутая» и ничем не притязательный (на первый взгляд) «Комаров». Хотя иногда и простая русская фамилия способна творить чудеса. Кстати, «Комаров» ассоциируется с назойливостью, способностью докучать, что вполне подходит для такого «долгоиграющего» автора.
  2. Псевдоним. Многие писатели творят под своими подлинными ФИО, но есть и те, кто выбирает звучные псевдонимы, ориентируясь при этом на тематику, содержание своих произведений.
    Пишете фэнтези о рыцарях-драконах? Возьмите соответствующее псевдо, может быть, даже что-то романтично-иностранное. Из русских вариантов можно предложить, например, «Феликс Железновский», что ассоциируется и с рыцарями, закованными в латы, и с «Железным Феликсом», которого также именовали рыцарем в своём роде. Или отсылает к известному писателю Желязны.
    Ну а если творческая стезя автора — славянское фэнтези, зиждущееся на языческой мифологии, твой псевдоним — какой-нибудь «Всеслав Чародейцев» — здесь для фантазии широкое поле.
    Для тех, кто трудится в детективном жанре, годятся такие звучные фамилии, как «Оперов», «Следаков». Яркий, врывающийся в память псевдоним может сыграть свою роль, стать отправной точкой процесса раскрутки.
  3. Позиционирование. Это подача автора в медиапространстве. Общение с читательской аудиторией, интервью и комментарии — с помощью этого инструментария писатель (его помощники-маркетологи) поэтапно лепит тот или иной образ. Ироничного интеллектуала или, допустим, циника, которого изрядно потрепала жизнь. А может, наоборот, жизнелюбивого оптимиста. Или же нужно создать ореол таинственности и закрытости, сопровождаемый самыми невероятными слухами. Писатель, создающий образы счастливой семьи, пишущий о детях или для детей и сам в сознании читательской аудитории должен представать как поборник семейных ценностей, крепкий семьянин. Как только появились первые ростки популярности, их нужно любовно взращивать, холить и лелеять. Здесь применимы такие инструменты, как участие в различных книжных мероприятиях и конкурсах, регулярное общение с прессой. Ну а далее — создание и продвижение собственных проектов, благотворительность, основание школ писательского мастерства, премий для молодых авторов.

Может ли прибегнуть к «методу Кармен» начинающий, не раскрученный автор?

Нет ли в этом элемента лжи, сознательного введения общества в заблуждение? Существует такая расхожая истина: «Весь мир театр, а люди в нём актеры». Писательское ремесло, как никакое другое, можно уподобить актерской профессии — автор создает образы, вживается в них. Так почему бы не поработать над собственным амплуа, создав имидж таинственного и загадочного автора или же предстать в ином образе? Думается, в этом нет каких-либо нарушений принципов и морально-этических норм — всё в рамках профессиональных реалий. При этом традиционные способы продвижения так же остаются доступными и востребованными.

guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
20bet
20bet
8 месяцев назад

Your article gave me a lot of inspiration, I hope you can explain your point of view in more detail, because I have some doubts, thank you.


Рубрики